Нефть, туалетная бумага и международная изоляция

Об универсальных исторических механизмах, связывающих нефтяную самобытность и отсутствие туалетной бумаги.

by

Предлагаю вашему вниманию пару сюжетов. Один – не просто из прошлого, он – из того прошлого, которое является художественным вымыслом на основе жизни в СССР. Второй – о суровой реальности современной Венесуэлы – страны, которая, обладая богатыми нефтяными запасами, не может обеспечить своих граждан повседневными товарами. Все это на фоне международной изоляции и обвинения во всех бедах США. Молодые люди, у которых очередь за туалетной бумагой может вызвать улыбку, хочется напомнить, что жизнь, в которой все нужно «доставать», унизительна и не смешна. Те, кто постарше, правда, помнят, что в СССР не было универсальной очереди за «цыплятами или туалетной бумагой», как это показано в фильме «Москва на Гудзоне» (США, 1984):

Однако, живя в военном городке, я помню, как с трех часов ночи перед так называемым «привозом» я стоял с матерью в очереди перед магазином, не зная, что нам удастся приобрести: это были и продукты питания, и одежда. Что-то доставалось только первым пяти – семи победителям этого соревнования. Для того, чтобы этот сюрреализм воплотить в реальность в эпоху борьбы за покупателя, да еще имея гигантские запасы нефти, нужно постараться. Это получается не у многих современных правительств. Президент Венесуэлы Мадуро продолжает традиции этого безумия, начатого Чавесом:

Смотрите внимательно. Вы сами найдете ответ на вопрос: можно ли стоять в очереди, не зная, что ты купишь? Думаю, что в СССР мы стояли в очереди за чем-то в специализированные магазины, поэтому цель была ясна. Когда мы стоим перед дверями супермаркета, «призом» может быть что угодно. Кстати, старорусское слово «дефицит» звучит так: “shortages”, причем лучше в множественном числе, так как был дефицит всего, хотя на мой наивный вопрос продавщице «Французские духи – дефицит?», она ответила так, как будто бы работала журналистом на современном 1-ом канале: не дефицит, а товар, временно отсутствующий в продаже.

СССР рухнул, потребительское унижение – вместе с ним. Кто-то по нему тоскует – по тому обществу, но я согласен оценкой И.Губермана: «Скука. Зависть. Одиночество. Липкость вялого растления. Потребительское общество без продуктов потребления».

Однако, несмотря на то, полки магазинов еще ломятся от товаров, что-то стало напоминать атмосферу, описанную в фильме «Москва на Гудзоне»:

Вернемся на секунду в область языкознания. Какую ошибку допустил главный герой, описывая деду пластинку Дюка Эллингтона? Виниловые пластинки, кстати, тоже были «товаром, временно отсутствующим в продаже». Как и без пармезана, без них можно было прожить. Но немного скучно. Впрочем, были развлечение вроде этого:


Сделайте хоть одно упражнение: опишите «товары, временно отсутствующие в продаже», упомянутые в сюжете ВВС. Посмотрите шедевры моей коллекции – я копил талоны, зная, что система рухнет. Любопытна эволюция украинского талона…


Любопытна эволюция украинского талона…

На прощание непереводимый на English сюжетик:

Впрочем, если быть хорошим пропагандистом, то можно объяснить как-то так:


Специализируемся на развитии навыков говорения и понимания реальной речи на слух. Используем только оригинальные материалы.