Аннексия, маргиналы и мисфиты.

О влиянии цивилизационных ценностей на смысл слов, выражающих отличие индивидуума от массы. О слове «аннексия».

by

Поговорим о словах, различная трактовка которых ведет к недоразумениям. Описывая события 2014 года вокруг Крыма, западные СМИ использовали слова “annexation” , “to annex”. Российская пресса и многие интернет-ресурсы публиковали статьи типа “Присоединение Крыма является не аннексией, а самоопределением крымчан” (http://media-mera.ru/articles/prisoedinenie_kryma)

Ни в английском языке, ни в латыни (annexus) нет ни малейшего намека на моральную оценку присоединения малого к большому. Словарь Вебстера определяет глагол “to annex” так:

1) to add to something earlier, larger, or more important 2) to incorporate

Словарь В.К. Мюллера уже начинает добавлять российский оттенок к этому слову:

присоединя́ть, прилага́ть; де́лать приложе́ние (к книге и т.п.); аннекси́ровать, захва́тывать


Если забыть про английский, латынь и т.д., то станет понятным источник расхождений. Все началось с Даля: « Аннексия - присоединение области или края к другому государству, не основанное на формальном акте отречения прежнего государя. В новейшее время выражение это употребляется преимущественно по отношению к завоеванным Пруссией в 1866 году северогерманским государствам: Ганноверу, курфюршеству Гессенскому, герцогству Нассаускому и вольному городу Франкфурту. Оно применялось также к присвоению Сардинией (от 1860-1861 г.) различных итальянских областей, из которых образовалось итальянское королевство. Ни в первом, ни во втором случае не существовало отречения со стороны государей названных стран, но существовало согласие их населения на присоединение к новообразуемым государствам. Еще менее может называться аннексией присоединение Савойи и Ниццы к Франции (в 1860), так как в этом случае имело место не только заявление, хотя отчасти искусственное со стороны населения (путем общей подачи голосов), но и формальное отречение со стороны короля и итальянского парламента».

Вклад Ленина в языкознание в нашем случае гораздо весомее: «аннексия есть нарушение самоопределения нации, есть установление границ государства вопреки воле населения». (Итоги дискуссии о самоопределении)

Современные российские словари трактуют это слово в ленинском стиле:

«Насильственное присоединение, захват всей или части территории, принадлежащей другому государству или народу, а также насильственное удержание какого-л. народа в границах чужого государства». (Толковый словарь Ефремовой)

«вид агрессии, насильственное присоединение (захват) всей или части территории др. государства или народа, а также насильственное удержание народности в границах чужого государства». (Большой энциклопедический словарь)

«Захват, насильственное присоединение страны или части ее к другой стране». (Малый академический словарь)

«насильственное присоединение государством территории другого государства. Международное право запрещает любое насильственное присоединение какой-либо территории, в т. ч. согласно принципам территориальной неприкосновенности и целостности, неприкосновенности и нерушимости государственных границ, запрещения применения силы или угрозы силой». (Энциклопедический словарь экономики и права).

Так что по поводу Крыма решать вам. Сначала, правда, нужно определиться с понятиями.

Есть и другие интересные слова. Например, английское слово “marginal”. Словарь Вебстера не содержит существительного, а прилагательное трактует так: “not very important, very slight or small, not included in the main part of society or of a group”.


Если мы поинтересуемся испанским и попросим google перевести для нас слово “marginal” на английский, то получим “marginal”. Если мы хотим перевести это слово с испанского на русский, то получим слово «предельный». Теперь представим себя на месте переводчика Дмитрия Медведева и обратимся к сайту 1 канала ТВ:

«…на Западе, как дал понять Дмитрий Медведев, слишком много уделяют внимание так называемой радикальной оппозиции, которую сам Президент считает группой маргинальных политиков. Дмитрий Медведев, Президент РФ: "Они все, что хотят орать, орут в разных местах». http://www.1tv.ru/news/polit/4223

Слово «орать» перевести не сложно, Сложнее с «маргиналами»: ведь в цивилизованном обществе быть в оппозиции - не значит быть изгоем.


Не менее интересным является слово «диссидент». Обратимся к словарю Ефремовой:

Тот, кто отступает от господствующего в стране вероисповедания; вероотступник. Тот, кто не согласен с господствующей в стране идеологией; инакомыслящий.

Со словарем Вебстера противоречий нет: “disagreeing especially with an established religious or political system, organization, or belief”, но в русском языке происходит чудо – слово “диссидент» можно произнести с осуждающей интонацией! Попробуйте это сделать по-английски. Проведите тот же эксперимент со словами «интеллигент», «бизнесмен» - и чудо повторится!

Послушайте прекрасные слова Стива Джобса:

"Here's To The Crazy Ones. The misfits. The rebels. The trouble-makers. The round pegs in the   square holes. The ones who see things differently. They're not fond of rules, and they have no respect for the status-quo. You can quote them, disagree with them, glorify, or vilify them. About the only thing you can't do is ignore them. Because they change things. They push the human race forward. And while some may see them as the crazy ones, we see genius. Because the people who are crazy enough to think they can change the world - are the ones who DO !"  

Самое интересное слово, которое Вам нужно обязательно запомнить из приведенного выше текста - это "misfit". Корень “fit” многим знаком лишь в слове "fitness", причем чисто в физкультурном смысле. Словарь В.К.Мюллера переводит, однако, это слово следующим образом:

1) (при)годность, соответствие" 2) выносливость, натренированность

Спортивный комплекс, через который в советское время должен был пройти молодой человек, назывался "нормами ГТО" – нормами готовности "к труду и обороне". Это и есть "fitness" – годность для чего-то, причем сразу во всех смыслах. Для этого, конечно, должен быть и соответствующий глагол - "to fit". Есть и существительное -"fit", но оно нам сейчас неинтересно. А вот слово "misfit" тот же словарь В.К.Мюллера переводит уже с трудом: «человек, плохо приспособленный к окружающим условиям или к жизни; неудачник; человек не на своём месте». Для того, чтобы Вы еще лучше запомнили это слово, выучите наизусть слова писателя-фантаста Ж.Верна: "Revolution begins with the misfits". Проанализируем теперь русский перевод этого текста. Обратите внимание на сложность (даже невозможность) перевода первых пяти коротких предложений:

"Хвала безумцам. Бунтарям. Смутьянам. Баламутам. Тем, кто всегда некстати и невпопад. Тем, кто видит мир иначе. Они не соблюдают правила. Они смеются над устоями. Их можно цитировать, спорить с ними, прославлять или проклинать их. Но только игнорировать их - невозможно. Ведь они несут перемены. Они толкают человечество вперед. И пусть кто-то говорит: безумцы, мы говорим: гении. Ведь лишь безумец верит, что он в состоянии изменить мир - и потому меняет его". (из книги У. Айзексона — «Стив Джобс»).


Обратите, например, внимание на одно из значений слова «misfit», приведенное выше - «неудачник». Получается, что Стив Джобс восхищается неудачниками, которые меняют мир? Эта небольшая коллизия есть следствие цивилизационного разрыва: в русской культуре резкое отличие от окружающих и неуважение сложившихся устоев не является достоинством.


Для полноты картины: слово “fit” – это еще «приступ, припадок»:



Для еще большей полноты картины рекомендую самостоятельно разобраться со словом “ambition”. Ситуация будет похожая.

Специализируемся на развитии навыков говорения и понимания реальной речи на слух. Используем только оригинальные материалы.